Anne Shirley

Sightseeing in Lublin voivodeship / Достопримечательности Любельщизны


Год назад, вот в этом посте, показала я вам достопримечательности Люблина. А теперь, наконец, пришел черёд "интересностей" с Любельщизны.
A year ago, in this post, I showed you the sights of Lublin. And now, finally, there came turn of "interesting objects" from Lublin Voivodeship.

0. Как обычно, первым ставлю сборный коллаж для привлечения внимания. Яновец, Хелм, Замощь, Пулавы, Наленчув, Демблин – всё это и многое другое вы найдёте под катом.
As usual, the first collage is put just to draw your attention. Janowiec, Hełm, Zamość, Puławy, Nałęczów, Dęblin - all this and much more can be found under the cut.
+23Collapse )
Вот такую вот "коллекцию" достопримечательностей Любельщизны собрала я для вас за, можно сказать, последние три года. Конечно, коллекция эта не полная, так что в будущем, возможно, будут ещё посты на тему.
That's all for today. It took me about three years to put together this collection of photos and impressions. However, it, of course, can't be considered as complete so some new posts on the topic may appear in future.

Anne Shirley

"Offline" Accessibility

Today's post about usual life will be a little bit "unusual". Because nowadays even "The Grand Tour" cares about people with disabilities I decided to show you my little collection of photos on thе topic.
I myself first stumbled upon the issue of "accessible environment" during my work as web-developer. And having learned a lot about web accessibility I began to notice all the things made to help such people in real life.
Этот пост о повседневной жизни будет несколько необычным. Раз уж даже такие программы как "Гранд тур" поднимают темы доступной среды для людей с ограниченными возможностями, то и я решила показать вам мою небольшую коллекцию фотографий на эту тему.
Вообще с темой accessibility я поначалу столкнулась "по работе", и это была в основном информация касательно программного обеспечения. Однако, заинтересовавшись темой, я стала всё больше и больше обращать внимание на различные "оффлайн" артефакты, предназначенные для облегчения жизни людей с ограниченными возможностями. Практически все они и вошли в сегодняшнюю подборку.

1. We'll start with facilities for blind people. Many sights have their scale models with labels with Braille text installed. In the top left-hand photo there is a model of Kraków Barbican, in the top right - of Gdańsk Shipyard where now the museum of Solidarity is situated. Bottom right is a table with Braille text from the latter enlarged.
The rest of the photos are from the Home Army Museum in Kraków. In the bottom left-hand photo there is a list of museum's exhibitions in Braille, and in the bottom middle - an advertisement about special facility like audio version of the excursions.
Начнём с того, что делается для людей с ограничениями по зрению. Мне не раз довелось наблюдать установленные рядом со многими достопримечательностями их миниатюрные макеты, которые можно пощупать, дополненные к тому же табличками с текстом шрифтом Брайля. Слева вверху – модель Краковского Барбакана, справа вверху – Гданьской судоверфи, где сейчас сделан музей "Солидарности". Справа внизу - чуть более увеличенная табличка с текстом Брайля этого самого Гданьского макета.
Последняя пара фоток сделана в Кракове в музее армии Крайовой. Слева внизу – список экспозиций музея шрифтом Брайля, посередине внизу – анонс нового маршрута по музею, с аудио экскурсией и звуковым сопровождением экспозиции.
+8Collapse )

10. But most of all I like these graffities made in the scope of public service advertisement. In Lublin they can be found here on the alley of Wincenty Witos. (Sorry, this collage is made not from my own photos, but from screenshots of Google Streets. Because to make a good snapshot of a wall framing a busy street was almost impossible.) But it turned out that it wasn't just a local campain, there were a lot of places in Polish cities where such pictures had been made.
Ну и напоследок несколько граффити. Я вообще не особый фанат подобного искусства, но эта социальная реклама, нарисованная на стенах вот здесь, на аллее Винцента Витоса, меня, что называется, зацепила. (Фото в этом коллаже, извините, не мои, а скриншоты с карт Гугла – сделать хорошие фото стен с оживлённой дороги, увы, было нереально). И кстати, подобные рисунки, как оказалось, есть не только в Люблине. В рамках специальной компании они были сделаны в нескольких разных городах Польши.

Anne Shirley

День «непрофессионалов» 4


4.
И последняя вещь, про которую никак не могу не упомянуть. Это - пристрастность автора книги. Казалось бы, автор англичанин, да и сама книга - детектив, а не социальная драма. По идее, при таком раскладе ждёшь от автора беспристрастности. Но вот так получилось, что в процессе чтения у меня создалось впечатление, что автор специально склонял читательские симпатии на сторону ОАС.
Поначалу, пока описывалось то самое неудачное покушение на де Голля, и даже когда давались подробности казни его участников, всё выглядело более-менее нормальным. Но вот потом, когда дело дошло до появления на страницах книги той самой девушки–связной, которую оасовцы подсунули высокопоставленному чиновнику, чаша весов постепенно начала склоняться в их сторону. Истории этой девушки, Жаклин, было, на мой взгляд, уделено слишком уж много времени. И брат её, погибший в Алжире, был описан, и роман её с боевым товарищем брата, и гибель последнего, конечно же, тоже в Алжире… В общем, играющей более чем второстепенную роль в повествовании Жаклин отчаянно захотелось посочувствовать. Этакий большой "белый шар" на чашу весов ОАС.
Дальше – больше. Дальше была опять-таки со детальными подробностями расписана история того самого поляка, Ковальского, благодаря которому французская полиция и узнала о существовании Шакала и плана по убийству де Голля. К человеку, пусть и не высокого интеллекта, но не бросившему на произвол судьбы своего ребёнка, уговорившему свою безразличную подружку не прерывать беременность, и пристроившего потом свою новорожденную дочь в приемную семью, опять-таки невозможно не ощущать сочувствия, даже больше, даже определённого уважения. Ещё один "белый шар" на чашу весов противников де Голля. Ещё больше причин у читателя желать, чтобы удача в конечном итоге оказалась именно на их стороне.
А что же противоположная сторона? Заработали ли они за это время какие-нибудь "шары"?
Увы, только чёрные… Сцена пыток этого вот самого несчастного поляка, очень жестоких пыток, была первым их "чёрным шаром". (Когда в последующем полицейском репорте было ещё и сказано, что якобы Ковальский умер не от побоев, не от жестоких издевательств, а от повреждений, полученных в процессе задержания его полицейскими, а полученные из него сведения были не вытащены пытками, а, дескать, поведаны им самим перед смертью в качестве исповеди священнику, то такое поведение копов стало в моих глазах, пожалуй, вторым "чёрным шаром". Факт же того, что при задержании Ковальский убил и ранил нескольких полицейских размер этого шарика практически не уменьшил. Потому как, повторюсь, предыдущие сцены уже вызвали у читателя достаточную массу симпатии по отношению к поляку.)
Дальше на сцене появляется новый герои – комиссар Лебель, а также продолжает раскрываться образ Шакала. Шакал, соглашусь, описан так, что особых симпатий к себе не вызывает. Человек, отягощенный скорее жестокостью, чем интеллектом. Но из-за этой тупости своей он, пожалуй, даже на полноценный "чёрный шар" не тянет, скорее, на "серенький".
Описание комиссара было, мне кажется, попыткой дать, наконец, Шакалу такого противника, которому можно было бы сопереживать и сочувствовать, за которого хотелось было бы "болеть". Только вот попытка эта оказалось тоже не особо успешной. То, как комиссар ночами не спит, какой он по существу своему добрый и человечный, и вообще хороший семьянин, конечно, вызвало к нему определённую симпатию, но только как человеку. А не как полицейскому. Здесь хотелось бы увидеть кого-нибудь куда более умного, умеющего просчитывать на несколько шагов вперёд, на худой конец – лично преданного де Голлю или же пострадавшего в той или иной степени от ОАС. Но вместо этого мы имеем тупящего подкаблучника (вспомните, Дугана ему на блюдечке с голубой каемочкой принесли его английские коллеги, а идея с пробиванием через посольство украденных паспортов принадлежала не ему, а его помощнику), который в самый последний момент чуть было не провалил всю операцию (да-да, это я о том, как он с голыми руками и одним всего лишь автоматчиком в помощь побежал Шакала брать. Кстати, я более чем уверена, что смерти этого несчастного полицейского из оцепления можно было избежать. Понятное дело, вооружённого убийцу голыми руками было бы не взять, но брать его должны были явно ребята из спецназа, а не провинциальный коп безо всяких к тому навыков.) В общем, как видите, комиссар тоже на "белый шарик" не тянет, он тоже всего лишь "серенький"…
И что у нас в итоге получается? Два "белых шара" и один "серый" против "полутора чёрных" и одного "серого".
Так что у читателя, который к моменту начала чтения не знал особо ничего ни про генерала де Голля, ни про ОАС, симпатии совершенно случайно (а на самом деле вовсе не случайно) могут оказаться на стороне последних.
(Нет, право слово, после таких проникновенных историй о каких-то там Жаклин и Ковальском нужно было и противоположной стороне дать "белых шаров", посвятить больше времени биографии де Голля, описать его так, чтобы он казался живым человеком, описать его мысли и чувства, чтобы читатель ему сопереживал, чтобы боялся за его жизнь, чтобы держал кулачки за то, чтобы полицейские "успели". Ну или же наоборот, подкинуть "чёрных шаров" оасовцам, рассказать про какие-нибудь там их зверства, пусть хотя бы на примере историй ограблений ювелирных магазинов и банков. Ну или хотя бы уменьшить количество их "белых шаров", не вдаваться про подробности про Жаклин, не делать такую трогательную биографию Ковальскому, и т.п. Восстановить, так сказать, хоть каким-либо образом это "цветовое равновесие". Увы, ничего из этого пискатель не сделал…)
Почему так вышло? Когда автор писал книжку, все важные события были ещё у всех на слуху, и поэтому такой перевес акцента не повлиял бы на мнение читателей шестидесятых? А о том, что книгу могут читать где-нибудь в других странах (например, в Австралии) и о том, как она будет читаться много лет спустя, автор не подумал? Или же… эти акценты были расставлены им преднамеренно? Кто знает…

Tags:
Anne Shirley

День «непрофессионалов» 3


3.
А полицейские же, поняв, что Шакал снова одних ускользнул, принялись искать его по всему Парижу. Все гостиницы, в которых остановился кто-либо похожий, они собирались проверять чуть ли не по три раза за ночь. Более того, им в голову пришла умная мысль о том, что если паспорт датского пастора был Шакалом украден, то, наверное, это случилось в Англии, и пастор сообщил об этом в консульство своей страны. Ещё несколько часов, и они, наконец, узнают под какой новой личиной скрывается убийца баронессы.
Но всё бы ничего, но одновременно с этим до комиссара наконец-то дошло, что у Шакала может быть информатор, не зря же англичанин так быстро сорвался из той провинциальной гостиницы, где должен был провести два дня, не зря же он из Дугана "перекрасился" в пастора… В общем, чтобы выяснить правду, Лебель решил поставить прослушку на телефоны всех посвящённых в тайну полицескйих чинов. И - вот везение - агентка ОАС, звонившая связному прямо из квартиры своего любовника, разоблачена, и даже взят тот самый связной, которому, как выяснится чуть позже, и звонит за информацией Шакал.
И вот тут полицейские снова допускают промашку, да какую… Дождавшись звонка Шакала, комиссар сам снимает трубку, представляется именем связного, и на вопрос о том, как продвигаются дела у полиции, отвечает, что они, дескать, потеряли след ещё в том департаменте, где жила баронесса. И Шакал, конечно же, догадался, что такого везения в жизни быть не может, и что явка провалена…
Нет, я, конечно, понимаю, что комиссар измучен этим расследованием, и что его всё достало, и сейчас он мечтает только о том, чтобы, наконец, получить возможность уйти домой и завалиться спать, но надо же хоть немного мозгов иметь в голове. Мало того, что он сам отвечает Шакалу на звонок (а ведь незнакомый голос в трубке может насторожить, что бы этот голос не сообщал; у вас же связной взят живым, почему бы не заставить его поработать на вас?), но ещё он и не придумывает ничего лучше, как сказать, мол, ничего, что полиция потеряла след.
А чуть-чуть пораскинуть мозгами и выдать более правдоподобную версию? Такую, в которую можно было бы поверить? Ну представь себе, что дела у вас прошли не совсем гладко, что бы тогда могло быть? Вдруг бы кассир на станции неточно запомнил национальность пастора, и тогда сейчас по всему Парижу искали бы датчанина, а какого-нибудь более абстрактного «скандинава». Или же кассир бы не запомнил, в какую сторону брал Шакал билет? Или же вообще, представь себе, что по стечению обстоятельств вам не удалось этого кассира разыскать, вы знаете только, где была брошена машина. Что бы вы тогда сделали? Искали бы по всем направлениям от станции, и причём не датского пастора, а по-прежнему Дугана.
Но комиссару ничего из этого в голову не пришло, и Шакал понял, что снова пора менять личину, и полиция, вместо того чтобы успешно его накрыть в той самой гостинице, где он жил под видом пастора Шлага, снова осталась с носом.
Правда, помощнику комиссара пришла в голову очередная гениальная мысль – а ведь, наверное, Шакал свистнул паспорт не только у пастора, но и ещё у кого-нибудь? И снова идёт запрос по консульствам в Лондоне, и так удачно складывается, что по росту и возрасту подходит только один единственный человек, американский турист, и вот теперь по французскому телевидению вовсю крутят информацию о том, что именно этот несчастный американец и пристукнул баронессу. (Про то, что подозрительный человек нашелся исключительно один, и про то, что кучу народа сочли никак не подходящими исходя из того, что паспорта у них украли в тот момент, когда Шакала не было в Лондоне, а Шакал, по мнению полиции, наверняка совершал эти кражи сам, а не воспользовался чьей-то помощью, я вообще молчу.) Правда, выиграть этот раунд эта находка полиции не особо помогла.
Потому как Шакал здесь не тупил и догадался, что следующую пару дней ему нужно перекантоваться совсем уже в тихом месте, где точно не будет никаких полицейских облав. Забурился на пару часов в одну третьеразрядную гостиницу (где у него даже никто не попросил паспорт. Куда вообще смотрит полиция?), перекрасился в американца, и направился… в бар, где собираются люди нетрадиционной сексуальной ориентации. И там успешно подхватил себе «папика», намалевал лицо как можно ярче, скатался с ним в компании на его машине до камер хранения на вокзале, забрал там свой чемодан с ружьем и вещичками и документами для последнего переодевания (да, у него ещё одна личность имелась в запасе), после чего эта парочка, наконец, оказалась у «папика» дома. (Конечно же, их постоянно останавливали полицейские, но, увидев разукрашенные рожу нашего героя, тут же теряли к ним интерес. Вот это, скажу я вам, пожалуй, что самый изящный с точки зрения красоты интриги момент романа.)
И всё бы ничего, но на следующий день «папик» совершенно не в тему вдруг включил телевизор, а там на весь экран показали рожу его нового знакомого американца, который оказался мало того, что натуралом, так ещё и убийцей. Как вы понимаете, после такого бедный гостеприимный француз прожил от силы пару минут - Шакал просто-напросто сломал ему шею, а труп запихал в шкаф. И стал спокойно дожидаться дня Икс, дня освобождения Парижа. Ничего себе нервишки у человека, пару дней спокойно прожить в одном помещении с трупом. А за окном, заметьте, август, и очень даже жаркий. Конечно, чтобы все абсолютно соседи по подъезду схватились за голову из-за вони, должна была пройти неделя, поэтому можно сказать, что он особо не рисковал, но, тем не менее, а вдруг бы у кого-нибудь оказалось повышенное обоняние, или собака?
Но, тем не менее, Шакалу и здесь повезло. И он благополучно просидел эту пару дней в квартире убитого им француза, и в день освобождения спокойно вышел на дело.
А чем же в это время занимались полицейские? Конечно же, прошерстили весь Париж взад и вперёд, даже корсиканскую мафию подключили к поискам (вспомнили, наконец-то, что и такими способами можно преступников искать и ловить), ничего не нашли, и в очередной раз пришли к очередной умной мысли – раз Шакал не торопится убивать президента, наверное, у него есть какой-то план. Он ждёт какой-то даты. Да, Дня освобождения!
В общем, охрану президента удесятеряют, ставят вокруг него кольцо особо высоких телохранов, священников на мессе в Нотр-Дам чуть ли не поголовно заменяют на полицейских, в оцепление на мероприятиях приводят чуть ли не половину всех жандармов Франции, и всё в том же духе… Ну и, конечно, надеются на то, что вдруг комиссару в последний момент что-нибудь этакое в голову придёт. Благодаря чему они Шакала и выловят… Но Лебелю, как назло, ничего не приходит, и весь День Освобождения с самого утра он присутствует на каждом из мероприятий президента - так, на всякий случай, вдруг что-нибудь ему подозрительное в глаза бросится…
И вот проходят утренние мероприятия, молебен, осталось лишь последние, награждение ветеранов медалями на площади под открытым небом, и вот совершенно случайно комиссар решил спросить у одного коллеги из оцепления, не было ли кого подозрительного. Спросил и узнал, что ещё пару часов назад внутрь оцепления прошел одноногий инвалид на костылях, утверждавший (и доказавший документами), что он где-то там живёт.
Ну конечно, костыль! Идеальное средство, чтобы замаскировать ружьё! И комиссар на пару с полицейским из оцепления бегут в сторону того дома, куда инвалид и направился.
Нет, конечно, я понимаю, что даже в книжке английского писателя про события во Франции должен быть голливудский финал а-ля "главный герой дерётся врукопашную с главным злодеем", но всё-таки должно быть немного логики? Почему у комиссара не было с собой рации, чтобы вызвать подкрепление и не бежать брать Шакала одному? Насколько я знаю, у нью-йоркской полиции, например, в это время рации уже были. Может быть, не у всех абсолютно полицейских и не всегда, но тем не менее. Думаю, и во Франции нашлась хотя бы парочка, чтобы комиссар мог вовремя с кем надо связаться. Ладно, Бог с ним, с рациями, может быть, действительно была с ними напряженка, но должна же была быть, черт возьми, какая-то система связи! Комиссар же туда на площадь отправился не просто так, не ради праздного любования на толпу, должен был же он кому-то каким-то образом дать знак понять, если заметил что-то подозрительное? У них там весь периметр площади на крышах был уложен снайперами, что мешало положить туда ещё парочку человек с биноклями, исключительной задачей которых было бы следить за комиссаром, и по малейшему его жесту информировать кого надо?? (А уж к этим лежащим на крыше людям можно было бы и стационарные телефоны протянуть, или рации на проводах дать им…) На худой конец, комиссар же полицейский, ну дайте ему хотя бы оружие! Но нет, у комиссара и полицейского из оцепления на пару всего лишь один ствол, автомат последнего. Ну как так можно? Чёрт возьми, они же не ребёнка потерявшегося и не старушку какую-нибудь мошенницу, а человека, который вооружен и очень опасен, идут брать. А вдруг у Шакала, кроме ружья, ещё какой-нибудь ствол имеется? Может быть, он ножи умеет метать, или вообще, плеваться отправленными зубочистками?
В общем, как вы понимаете, шансы добиться успеха у этой "команды инвалидов" были бы невелики, если бы противостоящий им преступник снова не начал бы тупить и совершать ошибки… А именно – пройдя внутри оцепления, отправился сразу к тому самому подъезду того самого дома, на верхнем этаже которого он присмотрел квартиру, из которой будет стрелять в президента. Нейтрализовав консьержку, прямо у неё в каморке тело и бросил… Тем, кто его ищет, оставил такой хороший верный след…
Нет, конечно, я понимаю, если бы всё шло по намеченному плану, если бы сейчас никто не подозревал, что за де Голлем идёт охота, такая непредусмотрительность, наверно, прокатила бы, но ты же, блин, знаешь, что тебя разыскивают по Парижу…
Но это было ещё не самой страшной ошибкой убийцы. Самый свой большой промах Шакал совершил чуть позже. Потому как к тому моменту, когда до квартиры, где он засел, добежала наша парочка полицейских, один выстрел он уже сделал. Только вот пуля попала "в молоко". Потому как де Голль, как оказалось, вручив медаль первому ветерану согласно французской традиции наклонился расцеловать его в обе щеки, что было для Шакала полной неожиданностью. Вот как интересно, хорошо же он поизучал биографию своей жертвы. О том, что президент всегда появляется на людях в день освобождения Парижа, разузнал, а о том, как выглядит во Франции процедура вручения медалей – нет… Ну да ладно, всякое в жизни бывает, в конце концов, не обо всём удается получить заранее полную информацию. Но зачем жн стрелять во время самого первого эпизода награждения, зачем торопиться? Ветеран там на площади был явно не один, и не два… Подождал бы до второго, глядишь, и понял бы, когда будет самый подходящий момент для стрельбы… Но Шакала, видимо, тоже уже всё достало, по десять раз на дню перекрашивать волосы и ночевать в квартире с трупом, поэтому он торопился сделать дела как можно быстрее.
И пока он перезаряжал оружие (а ружьё у него было однозарядное), на шестой этаж к нему успела явиться "команда инвалидов" в лице комиссара и автоматчика. Автоматчик очередью открыл дверь, после чего получил от Шакала пулю из ружья в грудь. А дальше на мгновение баланс сил оказался примерно равен. И убийца, и комиссар оказались на долю секунды безоружными. Одному потребовалось перезарядить ружьё (да, ни дополнительного стола, ни ножей, ни дротиков отравленных у киллера с собой не оказалось), второму – дотянуться до выпавшего из рук коллеги автомата.
Вот здесь - чистое везение - автомат оказался настолько близко, что полицейский успел подхватить его и выстрелить первым. Правда, за всё это время, пока это происходило, эта парочка, Шакал и Лебель, успела ещё обменяться приветствиями, назвать друг друга по имени. В общем, всё в лучших голливудских традициях.
Можно сказать, что хэппи-энд. Только вот, представьте себе, парой дней спустя выяснилось, что Шакал и тот самый Чарльз Кэлтроп, за информацию о котором как за ниточку потянула несколько недель назад английская полиция, и раскрутила таким образом всю интригу, так вот, это оказались два различных человека. Потому как Кэлтроп вернулся в свою квартиру с рыбалки в Шотландии, и потребовал от местных полицейских объяснений, а чего это они ему там всё так переворошили, и вообще, что они там, у него дома, делают.
Так что, получилось, что Шакал был найден исключительно методом «научного тыка». Право слово, какое невероятное везение! С другой же стороны, в качестве противника полицейских он был не особо чтобы крут. Ибо сколько раз не повторять слово халва, а во рту слаще не станет, и сколько раз не называй человека профессионалом, если он ведёт себя ниже нужного уровня, то профи ему ни в жисть не стать. Кстати, это только эти французские полицейские много раз как мантру повторяли про себя «он же профессионал»! Видимо, чтобы было чем прикрыть задницу на случай своего провала. Сам же Марк Роден, лидер ОАС, рассказывая о Шакале своим коллегам честно признался, что наверняка в мире есть люди и куда опытнее и более сведущие в ремесле уничтожения других за деньги, а Шакал был всего лишь лучшим из того, что ему самому удалось найти за тот срок времени, что у него был.
Происходи подобные события в реальной жизни, я больше чем уверена, что всё было бы совсем по-другому. Тот самый Дуган, которого англичане выловили, подозревая в том, что он есть Кэлтроп, оказался бы совершенно не причём. Он был бы каким-нибудь мелким мошенником, наркокурьером, иностранным шпионом, но вовсе не тем человеком, кого они разыскивали. И пришлось бы французской полиции продолжать дальше безуспешно рыть носом землю, опрашивать других своих коллег, проверять другие такие же тупиковые версии и всё в том же духе. Я больше чем в этом уверена.
И, вполне допускаю, что какой-нибудь светлой голове через какое-то время пришла бы в голову идея, что у убийцы есть определённый план и он привязан к какой-то дате. И что День освобождения Парижа может быть этой датой, они тоже вполне могли догадаться. И точно также бы они удесятерили охрану президента, и Шакал просто-напросто не смог бы через это оцепление пробраться.
Вот как-то так.

Кстати, вы знаете, что эта книга была экранизирована? Правда, десятью годами спустя её написания, но это особо погоды не сделало. И, судя по тому, как развивались события в фильме, авторам сценария все вышеописанные мною ляпы тоже бросились в глаза, поскольку они сделали всё возможное, чтобы их сгладить.
По большому счёту, остался из ляпов всего один, но самый важный – это факт того, что «залегая на дно» оасовцы демонстративно засели в гостинице. И то, в фильме было дано этому объяснение, вложенное в уста одного из них - мы, дескать, патриоты, а не предатели, нам бояться нечего. А всё остальное было максимально сглажено. Шакал, хоть и убил фотографа, зато не пугал почём зря оружейника; заказывал ружьё и документы сразу в Италии, а не в Бельгии, и вообще действительно выглядел если не профессионалом, то гораздо умнее своего книжного аналога. Даже его желание продолжать охоту за де Голлем после того, как его разоблачили, уже не выглядело жалкой погоней за деньгами. Нет, режиссёры фильма умудрились одной сценой показать это так, как будто бы он решился на продолжение операции исключительно из спортивного интереса. Перекрашивания машины кисточкой вручную, маскирования её в кустах вместо того, чтобы бросить на стоянке, нелепого «свечения» всеми своими тремя чемоданами, в том числе и самым важным, с ружьем, – ничего этого в фильме не было. (Что было, не скажу, идите и смотрите сами, с меня на сегодня достаточно спойлеров…) Даже финальная сцена, подвергнутая лишь небольшому изменению – из неё убрали всего-навсего обмен Шакала и комиссара репликами – стала выглядеть вполне себе приличной. При такой быстроте событий, какая была показано там, поведение каждого из героев казалось вполне себе логичным. В общем, если вам нужен пример как "из говна сделать конфетку", то экранизацию «Дня Шакала» вполне можно считать таким примером.
PS. Я, конечно, не разбираюсь, например, в оружии, поэтому ничего на эту тему не написала. Но что-то мне подсказывает, что и там специалисты могут вычитать немало забавного )))

Tags:
Anne Shirley

День «непрофессионалов» 2


2.
А тем временем французские полицейские уже вовсю "чешут репу" над тем, как бы им Шакала изловить. (Да, бедного Ковальского домучили до такой степени, что он даже кодовое имя наемного убийцы выдал.) Да причём ещё по-тихому, ибо по приказу президента Франции все эти работы по поимке должны вестись в атмосфере полной секретности, чтобы не дай Бог никто из журналистов не пронюхал, что на де Голля идёт охота, а тот от наемного убийцы прячется. Но всё бы ничего, только вот вся эта их секретность ни на что не сдалась, потому что ОАС заблаговременно подсунул к одному из министров в качестве любовницы свою сторонницу, некую Жаклин, и благодаря болтливости этого субъекта в постели уже через несколько часов засевшая в Риме троица знает, что явка провалена. Ну и что нормальные люди делают в такой ситуации? Правильно, отменяют все предыдущие планы к чёртовой матери. И конечно, они звонят Шакалу домой по тому самому номеру, который он оставил на случай экстренной связи, но, вот незадача, буквально за несколько минут до этого тот покинул свою квартиру, направившись во Францию… И тут наши горе-заказчики начинают ломать голову на тему того, как же теперь его остановить… Конечно, они успели прислать ему номер связного в Париже, и теоретически он должен на этот номер позвонить (хотя может и нет, учитывая всю дополнительную секретность его к этому никто не обязал), но даже если он и позвонит, то это мало что даст, потому как… барабанная дробь… связной не имеет полномочий отменить контракт. Весело, да, никакого дополнительного канала связи на случай чего не предусмотрено! Связной есть, но он не имеет полномочий… Тем не менее, оасовцы всё-таки оставляют связному задание сказать Шакалу о его «раскрытии», если и когда он объявится на телефоне.
А чем же тем временем занимаются французские полицейские, точнее, полицейский (ибо руководство операции было поручено некоему комиссару Лебелю, лучшему, якобы, детективу того времени)? Комиссар, зная, что убийца не француз, решил в неофициальном порядке сконтактировать со своими зарубежными коллегами из нескольких стран (из Англии, Западной Германии, Америки, Южной Африки и тому подобное), чтобы выспросить у них, не знают ли они тех, дескать, кто тут у них из преступников, разгуливающих на свободе, возьмётся за убийство хорошо охраняемого высокопоставленного лица.
Идея, конечно, не лишена логики, но, на мой взгляд, далеко не самая продуктивная. По мне, так нужно было начинать не искать иголку в стоге сена, а пойти тем же самым путём, каким шли и оасовцы. Куда-то же они, точнее, он, нынешний глава организации, Марк Роден, обратился за помощью? К каким-то мафиозным структурам, к каким-то посредникам? Не в газете же он дал объявление «ищется человек для работы с риском»? Должна же полиция, в конце концов, иметь каких-то своих людей в криминальных структурах, с помощью которых заказы такого типа можно было бы отлеживать? Или если не французская полиция, то хотя бы полиции тех стран, к кому французы обратились за помощью.
Но увы, там тоже со своими людьми в рядах мафии и прочих преступных организациях не особо чтобы, поэтому английские коллеги (а именно на примере их рассказывается про поиск, что и немудрено, потому как автор книги – англичанин) начинают рыться в архивах. Кому-то приходит в голову гениальная мысль о том, что если этот наемный убийца – англичанин, то наверняка он работал за пределами территории Англии. Значит, нужно поспрашивать коллег из министерства иностранных дел… И вот наконец выплывает имя некоего Чарльза Кэлтропа, которого подозревают в том, что пару лет назад он был причастен к убийству одного латиноамериканского диктатора. Перебрав всех тёзок и однофамильцев, и сузив свой круг поисков до одного единственного человека, того самого Кэлтропа, который во время убийства действительно был в той самой латиноамериканской стране, а сейчас отсутствует, уехав якобы на рыбалку Шотландию, английские полицейские решают, что этот самый Кэлтроп и есть их клиент. В качестве одного из главных доказательств того, что это именно его наняли оасовцы, ложится тот факт, что первые буквы имени и фамилии этого человека - CHArles CALthrop - складываются в слово шакал CHACAL на французском. Такая вот криптография а-ля Дэн Браун. (Как выяснится в самом конце книги, Кэлтроп этот окажется абсолютно не причём… То есть, получается, что на настоящего убийцу английские полицейские вышли исключительно методом «научного тыка».)
И всё бы ничего с этим Кэлтропом, но только в квартире у него обнаружился его заграничный паспорт, исходя из чего британцы делают вывод, что, наверное, Шакал уехал за границу по фальшивым документам. И тут вдруг выясняется, что о той самой лазейке для получения загранки на чужое имя, который воспользовался наш киллер, английская полиция давно знает. Упс, у вас такая дыра в системе безопасности, а вы не думаете её закрывать? (Комментарий: сейчас эта лазейка действительно закрыта, но знаете в каком году это было сделано? В 2006-м.) Ну ладно, её закрытие – это не ваша забота, но почему бы вам сразу было про эту вещь не вспомнить и не подумать о том, что если наемный убийца действительно британец, то, скорее всего, ему потребуется поддельный паспорт, и, возможно, этот паспорт будет получен им (или теми, кто ему его предоставит) именно через эту лазейку. После нескольких дней проверок обнаруживается, что за последние пять месяцев таким вот способом получил паспорт всего лишь один человек, и, конечно же, это оказывается именно та самая новая личина Шакала. Квентин Александр Дугган. Какое везение! И британские полицейские радостно трубят своим французским коллегам что, дескать, нашли мы вам вашего Шакала! (А если бы таких людей было несколько? А если бы Шакал не был дураком и купил какие-нибудь менее засвеченные документики какого-нибудь перекупщика? Какой-нибудь паспорт, выданный лет пять назад? А если бы вообще рискнул выехать из Англии под своим настоящим именем, которого так никто и не узнал? Что, учитывая его предыдущую безбашенность, с него бы сталось.)
А Шакал под именем Дугана тем временем вылетел из Англии в Бельгию, получил там своё ружьё, и направился во Францию. Только направился он каким-то обходным путём – сначала полетел на самолёте в Италию (и ему пришлось изображать из себя хромого с гипсом на ноге, чтобы успешно пронести в самолёт всё своё барахло), там арендовал машину, а будущее орудие убийства в разобранном виде спрятал под днищем, и так вот ввёз во Францию. (Ладно-ладно, автор упоминает, что, поскольку Франция и Италия были членами единого европейского рынка, то въехать на машине из одной стороны в другую было достаточно просто, поэтому поверим, что именно из-за этого Шакал прибегал к подобным предосторожностям, хотя, на мой взгляд, ничто не мешало ему лететь из Бельгии сразу же во Францию.)
Наконец, пересеча французскую границу, Шакал-таки догадывается первый раз позвонить связному в Париже, и узнаёт от того, что, хоть якобы у того и нет прямых прав отменить заказ на де Голля, но сам Роден, дескать, крайне рекомендовал Шакалу остановить операцию. Нет права отменить заказ – смешно звучит, не так ли? Ты позвонил представителю заказчика, и он сказал, что всё пропало, клиент уезжает, гипс снимают всё раскрыто, что ещё нужно для отмены?
И Шакал умом своим понимает, что дело дрянь, что надо сворачивать удочки, но тут возникает у него новый мотив продолжать. Дескать, отмени он сейчас всю операцию, потом ему придётся долго и мучительно выторговывать обратно уже переведённый на его счёт оасовцами задаток в виде половины всей суммы. Да, батенька, раньше нужно было думать. Что же вы, когда обсуждали все детали операции, понаставили кучу разных условий на тему что будет, если кто-нибудь из заказчиков вдруг попадётся в руки полиции, но ничего про денежки-то не упомянули… Нужно было сразу сказать, что задаток ни при каких условиях не будет возвращен. (Как это делают нормальные люди в подобных ситуациях.) Ну или не задаток, а какая-то часть его – в конце концов, Шакал, подготавливая оружие и добывая все фальшивые документы, несколько потратился уже…
Но наш недальновидный непрофессионал об этой вещи не подумал, и теперь перед ним стоит сложная дилемма. Направо пойдёшь, коня потеряешь, налево пойдёшь, жизнь потеряешь… Последуешь совету и откажешься от замысла - потеряешь деньги, не последуешь – рискуешь потерять и деньги, и свободу, и жизнь. Чтобы сделал в этой ситуации настоящий профи – да плюнул бы на деньги, и даже на те расходы, которые он предпринял уже. Ружьё, в конце концов, ещё в другом деле может пригодиться. А что сделал Шакал – решил продолжать, тем более что информации о том, что его подложное имя, под которым он въехал во Францию, известно французской полиции, не было. Пока не было.
В общем, если до этого момента у меня и были какие-то сомнения в профессионализме этого человека, то после этой сцены они исчезли окончательно. Никаким профессионалом он не был, так, «шакалил» понемножку, и заказ на убийство де Голля стал для него возможностью сорвать такой огромный куш, какой ему до этого в жизни никогда ни до, ни после не светил бы, и исключительно поэтому он за это дело уцепился. И ради таких денег можно было и жизнью рискнуть… И Шакал
Дальше же ситуация начала раскручиваться с гораздо большей скоростью. Уже при следующем звонке в Париж англичанину было сказано, что его подложная личность, Дуган, раскрыт. Тут уж, как говорится, «не до жиру, быть бы живу», время делать ноги, но наш товарищ решает продолжать.
А перед этим он, кстати говоря, расслабился. Поскольку до дня освобождения Парижа у него было ещё время, то в одной провинциальной гостинице он решил остановиться аж на целых два дня, и даже закрутил короткий роман с одной из постоялиц, баронессой. На следующее же утро мадам баронесса отправилась домой, а Шакал получил те самые неприятные известия о том, что личность Дугана раскрыта. Понятное дело, что из гостиницы нужно было сваливать, ибо несмотря на всю медлительность тогдашней бюрократии отсчет времени до того, как французская полиция узнает о местонахождении потенциального убийцы де Голля, пошёл уже на часы, если не на минуты.
И Шакал не придумал ничего лучше, как наведаться в гости к мадам баронессе (её адрес он успешно подсмотрел в книге у портье). Решение, скажем так, несколько сомнительное. Во-первых, с чего он взял, что мадам направилась именно к себе домой? Во-вторых, а что если у неё будут гости? А что если вернётся её муж, или же она, несмотря на бурные восторги от проведённой вместе ночи, больше не захочет видеть в своей жизни человека, с которым ей пришлось случайно разделить постель? (Тем более что утром она сама прогнала его из своего номера.) Когда тебе нужно залечь на дно проще уж отправляться к людям, которые тебя наверняка ждут, или, по меньшей мере, не прогонят.
Но Шакалу повезло, мадам оказалась дома, и приняла его с распростёртыми объятиями. Только вот по дороге к ней он, как бы это помягче сказать, изрядно «наследил». Понятное дело, зная, что по всей Франции ищут не только Дугана, но и машину, взятую на это имя в аренду в Италии, Шакал свой автомобиль быстренько вручную перекрашивает. Топорненько, кисточкой, так что даже не специалист сможет понять, что авто было крашено. (А в добавок ко всему прочему он ещё и также вручную из итальянских номеров делает французские.) Но это ещё полбеды, такая маскировка помогла ему в паре мест спокойно проехать мимо патрульной полиции. Дальше, когда он уже подъехал поближе к дому баронессы, Шакал решил от машины избавиться. Всё бы ничего, но только бросает он её в лесу, хоть и несколько подзамаскировав ветками, и следующие двадцать с лишним километров проделывает, так сказать, на перекладных. По сельской местности, по маленьким селам и городишкам, где все друг друга знают и появление чужака всегда событие. И хоть позже, когда полиция начнёт его разыскивать именно здесь, один из людей, что подвозил его, ничего полицейским не скажет исключительно из нелюбви к ним, а другой просто-напросто окажется вне города, всех остальных людей, присутствовавших тогда в баре, куда Шакал заглянул чтобы вызвать такси, будет достаточно, чтобы опознать нашего героя.
Да и машину его найдут достаточно быстро – несмотря на всю маскировку ветками и пр., её случайно обнаружит охотник. И конечно же, будет этим сильно озадачен и уведомит полицию. (И зачем было устраивать столько возни с этой прятанием машины? Не проще ли было бросить авто где-нибудь возле свалки, или на парковке, там, где брошенный автомобиль не привлечёт к себе большого внимания? Или же, на худой конец, прям на нём приехать к баронессе?)
Да и с баронессой, в конечном итоге, всё пошло далеко не гладко. Она оказалась женщиной ревнивой, и периодические ночные отлучки Шакала к телефону, во время которых он звонил связному в Париж, привлекли её внимание. И за ту пару минут, которые он потратил на свой последний звонок (во время которого, кстати, ему сказали, что полиция уже машину нашла), эта женщина умудрилась не только переворошить все чемоданы своего любовника, но и найти хранящееся в них в разобранном виде, в виде трубок, ружьё, и даже догадаться, что он киллер и хочет убить де Голля! Вот кого надо было брать на работу в полицию!
В общем, после этого Шакалу не оставалось ничего, как совершить ещё одно убийство. А потом срочно делать из замка мадам баронессы ноги. И хоть он постарался уложить её тело так, чтобы слуги могли подумать, что их хозяйка спит, большой форы времени это ему не дало. (Я даже задалась вопросом о том, насколько рационально было с его стороны оставлять в живых слуг. Всё-таки они ведь видели его в лицо… Но, учитывая, что он своим лицом в этих местах уже достаточно засветился, пожалуй, соглашусь с тем, что подобные убийства не особо бы ему помогли. Вот если бы он приехал в замок сразу на своей машине, тогда…)
Итак, перекрасив волосы, и переодевшись в личину датского священника (ну за Дугана же больше себя выдавать нельзя, пришло время и для запасных документов) на машине, взятой из гаража баронессы, Шакал отправился в ближайший городишко, где была железнодорожная станция. И вот там он, о чудо, вспомнил о том, что «дерево лучше всего прятать в лесу», и оставил машину на стоянке в паре кварталов от вокзала. Только, к сожалению, вспомнил он об этом слишком поздно – у полицейских ведь теперь были развязаны руки и они знали, что и где искать. Это пока он был потенциальным убийцей де Голля, его нужно было искать скрытно, тихо, не допуская утечек информации. А после того, как была отправлена на тот свет несчастная баронесса, Шакала начали искать усиленно, объявляя в розыск исключительно как убийцу женщины.
В общем, как вы догадываетесь, брошенную машину полицейские нашли уже через пару часов после того, как Шакал оставил её на парковке. И дальше у них хватило мозгов дойти до железнодорожной станции, и у кассира, конечно, были ещё свежи в памяти все покупавшие в тот день билеты, поэтому копы очень быстро узнали, что Шакал отправился в Париж под личиной датского пастора. И там в Париже, можно сказать, его уже «ждали». Ну а он, конечно же, нисколько не догадался, какая сейчас идёт за ним охота, что ему имеет смысл запутывать след, что уж если он едет в сторону Парижа, а не в противоположную, то стоит хотя бы сойти с поезда остановкой раньше. Так что в Париже ему можно сказать что повезло, невероятно проперло, что полиция к поезду чуть-чуть опоздала, и он, выйдя одним из первых, сумел проскользнуть перед кордоном.

Tags:
Anne Shirley

День «непрофессионалов»

Анализ ляпов книги Фредерика Форсайта «День Шакала». Для не читавших возможны спойлеры.
Поначалу я хотела назвать эту мою работу «День непрофессионала», в единственном числе, но, в конечном итоге, остановилась на множественном – потому как налажал в ней не только главный герой, убийца по кличке Шакал, но и нанявшие его руководители ОАС, а также французские и английские полицейские, занимавшиеся поиском и ловлей этого убийцы. Полицейские, надо сказать, налажали до такой степени, что спасло их только то, что их противники обладали ещё меньшим уровнем профессионализма.
И да, я знаю, что существует как минимум два перевода этой книги на русский язык – качественный, но с сокращениями, поскольку сделан был ещё в советские времена, и более поздний, полный, но гораздо меньшего качества. Так вот, если что – в этот раз я читала эту книгу в оригинале.

Первый раз эту книгу я прочитала давным-давно, ещё в юности, и на меня как на подростка она произвела достаточно сильное впечатление. Но решив вдруг перечитать её во взрослом возрасте, я с первых же страниц ощутила горькое разочарование – вместо умного политического детектива книга оказалась просто сборищем ляпов, развесистой, что называется, клюквой. Собственно, желание упомянуть и разобрать все эти ляпы и привело к написанию этой статьи.

Начинается книга с описания реальных событий, а именно с очередного неудачного покушения оасовцами на президента Франции Шарля де Голля. В качестве провала этого покушения автор приводит факт того, что, дескать, планируя события того вечера, подполковник Жан Мари Бастьен-Тири воспользовался календарем прошлого, 1961-го года, в котором было указано, что сумерки в день 22 августа будут в 08:35, тогда как в следующим, 1962-ом году, когда покушение имело место быть, сумерки упали в 08:10.
Когда я это прочитала, для меня зазвонил «первый звоночек». Не скажу, что я сильна в географии, но такое почти получасовое расхождение во времени заката меня очень сильно озадачило. Для того, чтобы подобное имело место быть, за этот год во Франции должна была быть проведена как минимум реформа календаря, сдвинувшая время на полчаса назад. Но, как оказалось, никакой реформы там и в помине не было, более того, реальное время наступления сумерек было 08:53 для 1961-го года и 08:54 для 1962-го. Я понимаю, книга была написана пятьдесят с лишним лет назад, Гугла тогда ещё не было, но ведь были же определённые справочники, календари (собственно говоря, один из которых автором и упомянут), и можно было самому проверить эту информацию, перед этим добавлять её в книгу. (Никаких подтверждений того, что именно время наступления сумерек и было реальной причиной провала того покушения, я, кстати, не нашла.) В общем, подобные фантазии со стороны автора выглядят по меньшей мере глупыми. Можно было и не добавлять этой странной детали, прикрученной сюда явно красоты ради. ((Если уж очень хотелось, можно было упомянуть, что день был сумрачный и поэтому поданный сигнал не был замечен вовремя…)
Но, как оказалось, это были только цветочки. Ибо дальше уже пошли события не документальные, а исключительно выдуманные автором, и там его фантазия «распоясалась вовсю».
Итак, оставшиеся на свободе трое лидеров ОАС решили, что все дальнейшие покушения их собственными силами будут обречены на провал, и поэтому следует нанять постороннего человека. Им стал некий англичанин, которому было дано кодовое имя Шакал. Денег за свои услуги он потребовал немало, и чтобы собрать хотя бы половину нужной суммы оасовцы решили воспользоваться данным им при прощании советом и устроили серию грабежей банков и ювелирных магазинов по всей Франции. Что конечно же, не ускользнуло от внимания полиции. Но это ещё полбеды - как признался гораздо позже один из высокопоставленных полицейских чинов, поначалу полиция решила, что ОАС просто смирились со случившимся, и таким образом запасаются деньгами на безбедную старость.
Гораздо худшим было другое – памятуя о том, как незадолго до этого французская полиция выкрала из-за границы бывшего на тот момент руководителем ОАС Антуана Арго, который на допросе выдал им массу интересной информации, Шакал поставил своим нанимателям условие – что если хотя бы один из них попадёт в руки французской полиции, это будет автоматически означать отмену задания. И посоветовал им залечь на дно где-нибудь под надёжной охраной до тех пор, пока здание не будет выполнено.
И оасовцы, конечно же, его послушались. Только вот как они "залегли на дно" - демонстративно сняв пару этажей одного из отелей в Риме. Да это, блин, всё равно что поехать устраивать засаду на полицейской машине со служебными номерами! Прямая индикация французской полиции – эти чуваки что-то затевают. (Конечно, я понимаю, оасовцы хотели тем самым сэкономить на количестве людей из охраны и связи. Если бы каждый из этой троицы залег на дно где-нибудь один, в какой-нибудь маленькой горной деревушке и т.п., то им пришлось бы мало того, что каждому иметь надёжную охрану, так ещё и каждый день друг с другом связываться. Но, тем не менее, это было бы куда надёжнее, чем такое демонстративное выставление себя напоказ. А если уж так хотелось быть где-нибудь одновременно втроём, то нужно было это сделать, не меняя своих привычек, чтобы это не сигнализировало полиции, что у этих людей в жизни что-то поменялось и это, наверное, неспроста. Можно было бы, например, отправиться куда-нибудь втроем в круиз на яхте, да ещё баб с собой взять для маскировки или, ещё лучше, организовать какой-нибудь вооруженный лагерь в пустыне, как будто бы вся эта троица решила сама начать тренировать новобранцев. Честное слово, вариантов было масса, но герои почему-то выбрали самый проигрышный из них.)
И французская полиция, конечно, не преминула обратить на эту странную "засаду" внимания, и предприняла определённые действия, чтобы узнать, что это вдруг и к чему, и конечно же, узнала. (Что в конечном итоге и привело к раскрытию Шакала, но об этом ниже.) И конечно же, здесь тоже не обошлось без ляпов.
Был найден подходящий человек из окружения оасовцев, и ему было выслано письмо-ловушка, имеющее своей целью заманить его во Францию (ещё один раз красть кого-либо из-за границы французская полиция не рискнула). И всё бы ничего, только в письме, посланном этому человеку, поляку по фамилии Ковальский, от имени его давнего знакомого, было упомянуто, что у знакомого теперь появился телефон, но не был дан его номер. (Конечно, как вы понимаете, письмо этот знакомый послал не сам, а сделал это исключительно под давлением французской полиции.) Поляк, хоть он и показан был в книге человеком не особо высоких интеллектуальных качеств, тем не менее догадался разузнать этот самый телефонный номер, используя имя и адрес отправителя письма. И вот звонит он по этому номеру, и приятель вместе со всей информацией, необходимой для того, чтобы выманить Ковальского во Францию, сообщает ещё и что у них теперь новый адрес. Вас ничего не царапает? Человек нашел телефонный номер по адресу, а тот, кто снял там телефонную трубку, оказывается, теперь живёт в другом месте? Нет, я понимаю, конечно, несчастный поляк был показан таким идиотом, что он должен был на это клюнуть, а что бы если нет? А что если бы ему в голову-таки пришло, что это ловушка? Опять же, я понимаю, почему было рисковано посылать в письме непосредственно номер телефона – а если бы Ковальский, будь не дурак, догадался показать письмо своим начальникам, и они по своим каналам попытались бы выяснить, что это за номер такой, и стало бы ясно, что адрес у приятеля Ковальского Франции поменялся, и живёт он теперь на конспиративной квартире полиции, и всё в том же духе… В общем, полицейская ловушка могла и не сработать. Но точно также она могла и не сработать и при описанном в книге раскладе.
Но, тем не менее, она сработала, и после очень жестокого допроса (об этом в самом конце статьи) поляк выдал полицейским всю ту скудную информацию, которую он знал, и те, после недолгого анализа, сумели догадаться о том, что оасовцы планирует убийство де Голля наняв стороннего киллера.
Ну что ж, а теперь время более пристально посмотреть на этого самого киллера. Хотя перед самым первым его появлением автор и вкладывает в уста лидера ОАС Марка Родена фразу о том, что нанимаемый ими человек наверняка далеко не самый первый в своём деле, но это было лучшее, что на тот момент удалось найти, но потом, на протяжении всей книги, намерено много раз повторяется, что этот самый Шакал был «ас из асов», лучший в своем деле, настоящий профессионал и т.д.
Только вот… совершаемые этим человеком поступки свидетельствуют как раз об обратном. Например, хоть связались заказчики с ним и через посредника, хоть они и не знали его реального имени, но в качестве телефона для связи Шакал оставил им свой настоящий домашний номер телефона и адрес. Слава Богу, что на задание ехать под своим истинным именем он не догадался - используя определённую ловушку в британской бюрократии получил себе вполне законный паспорт на чужое имя, некоего умершего много лет назад в младенчестве Александра Дугана.
Дальше же было ещё веселее. Поизучав в библиотеках биографию де Голля и найдя, в какой день французский президент непременно появится на публике, независимо от погоды и прочего (конечно же, в день освобождения Парижа), и раздобыв себе с помощью кражи ещё парочку настоящих паспортов, на имя датского пастора и американского туриста (кстати, а почему он это всё делал сам? Неужели у такого профессионала не было надёжного поставщика липовых документов?) Шакал отправился в Бельгию. Заказывать себе оружие, а также ещё немного документиков приобрести. Сцена его прощания с оружейником после того, как он оставил ему заказ, рассмешила меня до глубины души. Вот какой был смысл повторять человеку, который занимается нелегальным изготовлением оружия, о необходимости хранить тайну? Типа чтобы тот не стал выяснять ни настоящего имени Шакала, ни того, на кого он работает, ни тем более уведомлять полицию об этом своём новом клиенте, и всё в том же духе… Да человек, который столько лет успешно работает в подобном бизнесе, и так сам это все прекрасно понимает.
Конечно, когда Шакал повторил подобную тираду фотографу, у которого он заказал ещё фальшивые документы, она зазвучала куда более оправданной. Только вот с этим человеком он совершил куда больше различных ошибок. Мало того, что, желая получить водительские права на свою новую фамилию, Шакал оставил фотографу на время свои текущие права, на свое настоящее имя (хоть и сказал, что они, дескать, не его, краденые), так он ещё и достаточно грязно разобрался с последовавшей от этого фотографа попыткой шантажа. Да, фотографа тирада о необходимости хранить молчание нисколько не впечатлила, и выполнив заказ он решил не возвращать Шакалу, как было оговорено, ту самую страничку настоящих водительских прав и все негативы от сделанных фотографий, а потребовал за них ещё денег.
Как же обработал эту ситуацию Шакал? Да тупо, как и обещал, тут же и убил шантажиста, свернув ему шею, и запрятав тело в ящик с реквизитами. Это всё конечно хорошо, но только вот получением обратно своих вожделенных водительских прав и негативов он ведь так и не озаботился… А если бы шантажист был не один, а если бы у него был помощник, и этот человек знал бы, где хранились все эти не отданные Шакалу документы, и в нужный момент поднял бы тревогу? Насколько я поняла, убив де Голля и уйдя на покой, Шакал ведь собирался остаток жизни прожить под своим настоящим именем… Весёлая была бы у него жизнь, если бы что-то из тех документов выплыла бы наружу. Если уж ты такой профи, что можешь одним движением руки свернуть человеку шею, то это не означает, что нужно делать это по поводу и без повода, не включая мозги. Что мешало ему вместо того, чтобы просто убить фотографа, сначала его немного «поколоть» на тему, где же всё-таки находятся документы. И лишь потом, найдя их или же выяснив точное местонахождение, и отправлять бедолагу на тот свет.
Конечно, на самом деле никакого приятеля у убитого не оказалось, и эта сюжетная линия ни к чему не привела, не благодаря этому раскрыли Шакала, так что даже непонятно стало, зачем вообще писатель это всё добавил. Показать профессионализм своего героя? Но, на мой взгляд, эффект от этой сцены получился совершенно противоположным.

Tags:
Anne Shirley

Our Lublin IKEA

Ok, it's time to show you photos made in our IKEA. We had waited for it to be opened for more than two years, and it turned out to be a really nice place. What I especially like there that there are some very new things I haven't seen in other IKEA shops elsewhere.
Подчищаю, так сказать, хвосты. Пора, наконец, рассказать вам про нашу новую IKEA. Мы долго её ждали (когда мы приехали сюда три с половиной года назад, нам обещали, что IKEA в Люблине вот-вот появится, буквально через полгода). В результате же открылась она лишь полгода назад, в августе 17-го. Однако ожидание того стоило – потому что в нашей IKEA есть множество различных новинок, которых я не видела в других магазинах этой сети.

1. Let's start from the beginning, and the beginning was even before the IKEA itself had been opened. First (about a year before the actual opening) there appeared billboards, notifying Lublin's citizens that a new IKEA would be opened in their vicinity in the nearest future (left bottom). With the time being there were changed into new ones, looking ordinary, showing just direction to the IKEA (left top). But this isn't all on the topic of IKEA technologies in advertising a new shop. Almost the same time with the first billboards there was opened a small advertisement shop in the center of the city (right), where one could try some IKEA food in a cafe or thumb through the latest IKEA catalogs (btw, the shop is still opened). And in the bottom right-hand photo there is a catalog, placed in a special waterproof cover on a fence of a house - one more way to advertise IKEA. ))
Но начнём с самого начала. А начало это было вовсе не днём открытия магазина, потому как пиарить нашу новую IKEA начали, когда она ещё только строилась. Осенью 16-го года на улицах города появились такие вот билборды, анонсирующие строительство магазина (слева внизу), которые потом, когда магазин уже был открыт, несколько поменяли свое содержимое (слева вверху). Более того, у нас в первые применили ещё одну интересную рекламную технологию – когда строительство ещё только-только начиналось в центре города открыли маленький информационный центр называющейся "IKEA. По-соседски.", в котором можно было полистать последние икеевские каталоги, а также угоститься продуктами из икеевского кафе (справа). Ну и до кучи – ещё один пример саморекламы IKEA. Каталог в герметично запаянным пакете повешен просто на забор жилого дома (внизу справа).

2. These photos were made in one of the first days after the new IKEA's opening. That time not all the drives to the parking were ready yet, that is why special workers were put there just to guide drivers (bottom). In the mall itself the only shop opened was IKEA, and the rest of the space was still closed. But! It was closed with special walls informing visitors that already in November a lot of new shops would appear there (in the right of the top left-hand and in the top-right photo). There was also a stand with the names of these shops, but I didn't make a photo of it.
А это уже фотографии, сделанные мною в наш первый визит, буквально несколько дней спустя после открытия. Парковка тогда ещё было не до конца готова, не очень понятно было куда можно ехать, а куда нет, поэтому магазин выставил на парковку специальных дорожных ассистентов, которые показывали бы водителем дорогу (внизу). В самом же торговом центре, помимо IKEA, должны были быть ещё магазины, но в тот момент они ещё не были открыты (зато был список с их названиями который я, увы, не сфоткала). Зацените, какой интересной стеной с местным колоритом закрыли не работающую ещё часть помещения от посетителей (справа на фото слева вверху, и правое верхнее фото).
+7Collapse )
This was all I had to tell you about our new IKEA. But it may be not all the interesting things it has for now because they are constantly changing and changing different little things there.
Вот такая вот у нас IKEA. И это, возможно, далеко не все её интересные нововведения, потому что за прошедшие с её открытия полгода некоторые вещи уже успели поменяться.

Anne Shirley

Losing weight


Раз пошла такая пьянка Раз все стали делиться историями о том, как они скинули лишние килограммы, поведаю и я о моем опыте. Тем более что с момента, когда я начала следить за своим весом, как раз вот год и прошел.
Скинула я за этот год 8 килограммов, в сравнении со среднестатистическим величинами активно худеющих – не такой уж большой рекорд, но, учитывая стеснявшие меня с двух сторон обстоятельства (противопоказание какого-либо голодания с одной стороны, и отсутствие времени на то, чтобы впихнуть свой день многочасовые тренировки, с другой), эта цифра кажется мне вполне достойной. Честно скажу, до прошлого года я считала, что для того, чтобы скинуть вес нужны героические усилия, и что это точно не про меня. Начиная всё это я надеялась хотя бы остановить рост моего веса (за два с половиной почти года в Польше я набрала 11 килограммов), потому как каждый год покупать новую одежду только потому, что ты уже не влезаешь в старую, это как-то… грустно.
Read more...Collapse )

Ну и собственно, то, ради чего этот пост и затевался – несколько советов тем, кто ещё только стоит в самом начале пути, кто хотел бы сбросить вес или хотя бы закрепиться на уже имеющийся цифре.
Пункт номер один. Начните считать калории. Да, это муторно, это утомительно - каждый раз после еды подсчитывать, сколько ты съела, и вписывать это в телефон, но без этого никак. (На самом деле есть таки один альтернативный вариант, это чтобы для тебя «кто-то» подготавливал меню на нужное тебе количество калорий, и в течение дня строго выдавал по порциям. Но ведь этого повара «кого-то» надо ещё найти.) Различные физические упражнения при неконтролируемом жоре могут дать изменения скорее формы тела, чем его массы.
Более того, я бы посоветовала вам начать считать калории (просто считать, без налагания каких-либо ограничений на себя) ещё до того, как вы реально «сядете» на диету. Изменение режима питания и уменьшение количества ежедневных калорий могут быть для организма определённым стрессом, если при этом вам ещё придётся отвлекаться на такой трудоёмкий процесс как подсчет калорий, вам может прийтись совсем нелегко. К счастью, есть множество программ, в том числе и а-ля Википедия, с общей базой продуктов куда каждый может вписать (и соответственно каждый может посмотреть) калорийность того или иного блюда. Или же можно поискать калорийность в интернете. В любом случае, даже если ваше меню совершенно уникально, и вы создаёте собственную базу калорийности продуктов с нуля, через две-три недели она у вас заполнится до такой степени, что можно будет каждый раз уже не вписывать новые блюда, а просто выбирать из базы. (Ну и опять-таки имейте ввиду, что если вы не едите в течение всего дня исключительно готовые блюда из коробочек, на которых указана их калорийность, то ваш подсчёт будет не стопроцентной точным. С другой стороны, стопроцентной точности здесь не требуется.)
+4Collapse )
Ну и если вы все правильно рассчитаете, подготовите, претворите в жизнь, то в конечном итоге вас будет ждать награда куда большая – отклонение влево стрелки ваших весов, или заветные циферки, которых вы не видели уже много лет. И хоть год назад я бы в это не поверила, но сейчас я вам скажу: дерзайте и у вас получится!

Because nowadays almost everyone is writing about their experience in losing weight I decided to share with you a story of mine. The more so because since the moment when I started to take care about my weight a year has just passed.
Since that time I've lost 8 kg - not a very much in comparison with the achievements of my friends but taking into consideration the circumstances restricting me (contra-indication of any fasting from one hand, and lack of time for long physical training sessions from the other) I think this result to be a very decent one. Frankly speaking, before the last year I had thought that to lose some weight one had to make a kind of heroic efforts. And this was definitely not about me. Starting my diet I hoped at least to stop gaining weight (for two and a half years in Poland I had gained 11 kg) because to buy new clothes every other year for the reason you were not able to get in into your old ones was rather sad.
Read more...Collapse )

And finally - the main part which all the previous information was written to introduce - some pieces of advice for those who are just in the beginning of the path, who want to loose some weight or just to fix their current one.
Point number one. Start calculating calories. Yes, it's tiresome, it's time-consuming - to calculate and write down calories after every meal, but without it you can't control the process. (Well, there in fact is an alternative variant, when someone prepares you food containing the necessary amount of calories per your day, and then you eat only this set of food, portion by portion. But first you need to find such a cook.) Doing various physical exercises but still eating like a trooper you can change rather your body's shapes than its weight.
Furthermore, I would advise you to start calculating calories (just calculating and writing down, without setting any limits) before you start a diet. Changing dietary habits and reducing the number of calories eaten may be a significant stress to you, and if you have as well to start simultaneously such a laborious process as calculating and writing calories down all this might be too difficult for you. Fortunately, there are lots of programs to count calories, some of them are made in the manner of Wiki, where everyone can add new dishes (and everyone can use them). Another variant is to look calorie content of this or that dish up in the Internet. Anyway, even if your diet is really unique, and you have to create your own database from scratches, it will take you only two-three weeks to add most of your basic dishes into your database (to be able not to create but to pick up a dish from it, when writing the calories down.) And please keep in mind lest your every meal consists of ready dishes from cans and bottles etc where the exact number of the calories is stated your calculation won't be 100% accurate. But fortunately such an accuracy isn't really required.
+4Collapse )
And if you calculate everything correctly and manage to carry it out you'll finally get much bigger award - deflection to the left the pointer of your scales or the cherished digits you haven't seen for a long while. And even though a year ago I myself didn't believe in diets now I want to tell you: Dare and you'll win!

Anne Shirley

Sightseeing in Lublin

В процессе перевода на английский поста olyapka про семисотлетний юбилей Люблина я неожиданно осознала, как мало показываю я вам "культурного" Люблина. По тагу lublin в моём журнале найдётся больше постов о повседневной жизни, а по тагу culture, наоборот, большинство постов будут как раз не про Люблин. Можно даже подумать, как будто в нашей "деревне" ничего интересного для туристов и не найдётся посмотреть, и за всем этим нужно ехать далеко, в Варшаву, Краков, Гданьск, Вроцлав. На самом деле интересное есть, и немало. Поэтому в этом посте я покажу и расскажу вам про различные достопримечательности нашего города. Погуляем, так сказать, по Люблину как туристы.
Translating olyapka's post about Lublin's 700th birthday I suddenly realized how little I had shown you of Lublin's sights. Browsing my posts marked with the lublin tag you'll notice that most of them are about usual life. And vice-versa - most of the posts tagged with culture are not about Lublin. One can even think that there is almost nothing for tourists to see in our "village" (c), and to see something interesting they have to go to Warsaw, Krakow, Gdansk or Wroclaw. In fact, there are lots of sights to see in Lublin, and in this post I'll show you the majority of them. So, let's take a walk and see Lublin with eyes of "tourists".

0. Сборный коллаж для привлечения внимания. Замок, Старый город, Плац Литевский, Ботанический сад, Музей Люблинской деревни - всё это и многое другое вы найдёте под катом.
A collage just to draw your attention. Lublin Castle, the Old Town, Plac Litewski, the Botanic Garden, the Lublin Village Museum - information and photos of all of these (and much more) can be found under the cut.
+29Collapse )
Вот такая получилась у нас прогулка по Люблину. Конечно, это далеко не всё интересное, что у нас есть, есть ещё катакомбы под старым городом, Еврейский музей при синагоге, через год обещают открыть новый музей Кресов (восточных территорий, что когда-то входили в состав Речи Посполитой)... На будущий год ожидается юбилей - 450 лет Люблинской Унии. Так что будут поводы написать ещё не один пост про культуру в Люблине.
This was our sightseeing in Lublin. Of course, I haven’t shown you all of the interesting places we have in our city. The catacombs, the Jewish museum, a new museum of Eastern Borderlands (Kresy Wschodnie) which is promised to be opened next year etc. - there still are things for me to see (and to show you). Next year the city is going to celebrate one more anniversary - 450 years of the Union of Lublin; thus, there will definitely be more and more reasons to write new posts about the "culture" in Lublin.

Tags: ,
Anne Shirley

The New Year or: how I learned to stop worrying and love its celebration again



В детстве "Новый год" был у меня самым любимым праздником, потом я неожиданно разочаровалась в нём, но со временем сумела открыть его истинную ценность и полюбить "Новый год" снова.
In my childhood the "New Year" used to be my favourite holiday, then I suddenly became disappointed in it, but eventually managed to discover its true values and to love it again.


Итак, "Новый год". За что мы его так любили в детстве, за что мы его разлюбили, и чем он на самом деле хорош.
So, the "New Year". Why we were so fond of it in our childhood, why later we fall out of love with it, and what is really the good of it.


Как я уже писала выше в детстве моём "Новый год" был для меня самым любимым праздником. Если попытаться проанализировать и выделить причины этого, то у меня нашлось три основных. Лично я любила "Новый год" за блеск, за таинство, и за каникулы.
"Ноги" у первой причины растут, видимо, из "тусклости и серости" моего советского детства (про него я писала здесь). Ибо период с начала декабря по число десятое января (или когда там заканчивались зимние каникулы?) был самым ярким, если так можно выразиться, "временем года". С первого декабря в магазинах постепенно начинали продавать елочные игрушки, украшения, гирлянды, хлопушки, конфетти, "дождик", фольгу. Во многих магазинах делались различные новогодние инсталляции в витринах. Концентрация блеска по сравнению с оставшимися одиннадцатью месяцами года просто зашкаливала. Как, помню, поднималось настроение от одного только взгляда на огоньки гирлянд, многократно отражающиеся в ёлочных украшениях, мишуре и "дождике"! Мне даже блеск снежинок в сугробах под светом фонарей казался предвестником чего-то волшебного. Ну как тут не любить этот яркий праздник, который к тому же привносить в жизнь радость задолго до своего прихода?
Таинство для меня заключалось в том, что Новогодняя ночь была единственной ночью в году, когда взрослые не отправляли меня спать раньше всех, когда я могла "как большая" сидеть вместе с ними допоздна, когда можно было среди ночи выйти из дома во двор, чтобы жечь бенгальские огни или стрелять из хлопушек.
Ну и, конечно, каникулы. Если не считать огромных летних, то из оставшихся трех зимние каникулы, если мне не изменяет память, были самыми длинными. Ну и каникулам, конечно, сопутствовал показ по телевидению мультиков и фильмов, которые редко можно было увидеть в другое время года.
В общем, "Новый год" это был потрясающий праздник, который, по сути своей, длился больше чем месяц - ибо приготовления к празднику, покупка подарков и новых елочных игрушек, наряжание елки и упаковка подарков были для меня не меньшим удовольствием, чем сама встреча Нового года.

As I have already mentioned, when I was child I adored "New Year". If try to analyze I would mention three main reasons for such an enormous love: glitter, mystery and vacation.
The first reason, glitter, definitely got its roots from my dull and gloomy soviet childhood (I wrote about it here). Because the span of time from the 1st of December till the 10th of January (or when the winter vacation ended that time) was the most brightest "season of the year". From the beginning of December New Year tree decorations, garlands, firecrackers, confetti, tinsel, foil etc were finally offered for sale. In many shops windows were being dressed for the winter holidays' season. The concentration of glitter went overboard in comparison with the rest ten and a half months. I remember how my mood used to rise from only a glance at lights of garlands and their multiple reflections in foil decorations and tinsel! Even a flicker of snowflakes in the light of street lamps seemed to be a portent of wonders. How could I not love this magic holiday which introduced joy into our lives long before its coming?
Mystery was in the facts that the New Year's night was the only time of year when grown ups didn't send me to bed early as usual; that I was allowed to seat with them till midnight and later like I was one of them; that during that night I might go outside to burn Bengal lights or to start fireworks.
And, of course, there were winter vacation, which as far as I remember were the longest from all the midterm ones. And, surely, during these vacation rare cartoons and movies were being shown on TV.
Summing up, the "New Year" was a great festivity, which, in fact, lasted more than a month - because preparations for it, buying and wrapping gifts, decoration of the New Year tree etc were for me a pleasure as much as the celebration of the coming New Year itself.


Но время шло, я вырастала, жизнь менялась, и вместе с нею моё отношение к "Новому году". Стоило только мне стать студенткой, как первыми из списка новогодних радостей исчезли "каникулы", ибо в нашем университете в последнюю неделю уходящего года всегда была зачётная неделя, а с наступлением нового начиналась экзаменационная сессия. (Да, я знаю, были счастливчики, в чьих вузах сессия заканчивалась до Нового года, но мы к ним не относились.) Поэтому все новогодние радости заканчивались для меня утром первого января, когда я начинала готовиться к первому экзамену.
За каникулами последовала "таинственность", потому как в студенческие годы день, когда мне не доводилось видеть, как 23:59 на часах превращается в 00:00, был скорее приятным исключением. Да и выйти на улицу в любое время суток (и года), и стрелять там из хлопушек, или запускать фейерверки, или делать что-нибудь еще весёлое, уже никто не запрещал (какой был интересный опыт в полночь собирать ромашки на лугу во время белых ночей, но я сейчас не об этом). Блеск, правда, всё ещё оставался, ибо нарядить елку и украсить комнату в отсутствие любимых с детства елочных игрушек было непростой задачей.
Окончание университета (и сопутствующее ему наступление самостоятельной взрослой жизни) вернули если не каникулы, то хотя бы возможность не обрывать празднование ровно первого января (мне, кстати, с этим до некоторой степени повезло, ибо за пять лет обучения у меня в мозгу не возникло жесткой связи между "Новым годом" и сессией, но я знала достаточное количество людей, в сознании у которых эти два понятия были неразрывно связанны еще долгое время после окончания учебы).
Однако это время нанесло непоправимый удар по самой первой составляющей "Нового года" - по блеску. Если во времена моего детства его в повседневной жизни было слишком мало, то с начала двухтысячных годов неожиданно стало слишком много. Продукция новогодней тематики в магазинах стала появляться уже в конце октября (когда у меня, да и многих других людей настроение было еще вполне себе осеннее, и мы хотели насладиться этой осенью так долго как это было возможно), и чтобы успеть купить симпатичные новинки нужно было не откладывать поход за игрушками в магазин. А как стало легко запаковать подарки! В продаже появилась не только яркая упаковочная бумага, и всяческие ленточки-бантики, но и возможность эту самую упаковку заказать продавцу при покупке вещей. Весь фан, который я в детстве испытывала от процесса поиска подходящих для упаковки материалов (которые сводились к скудной палитре цветной бумаги, цветного картона, четырёх цветов тоненькой фольги и появившийся чуть позже фольги плотной) полностью пропал. Положить под елку упакованные в магазине подарки и любоваться ими, как если бы они были завёрнуты и украшены вручную, уже не получалось.
И вот так с подрывом этим этих трёх главных устоев "Нового года" он неожиданно утратил для меня всю свою прелесть и очарование. Правда, не задумываясь об этих причинах, я тогда не могла понять, почему все эти предновогодние суета и хлопоты неожиданно перестали приносить мне радость, и пыталась вернуть прежнее удовольствие "методом тыка". Почему-то мне казалось, что проблема в том, как и с кем я Новый год встречаю, и вместо того чтобы, как в детстве, встречать его с семьёй большую часть двухтысячных годов, я моталась по свету искала новые для себя варианты встречи Нового года. Чего я только не перепробовала – в шумной тусовке друзей и в узкой компании из двух человек, в гостях и в ресторане, в другом городе и в другой стране. Но увы, ничего из этого не вернуло мне былой прелести празднования "Нового года". Мне даже приходили в голову шабутные мысли о том, чтобы встретить Новый год в дороге, где-нибудь, например, в поезде с попутчиками, которых вижу первый и последний раз в жизни, или же вообще пойти в новогоднюю ночь поработать Снегурочкой или поволонтерить (последнее, возможно я еще когда-нибудь и осуществлю). Помотавшись так несколько лет (и чуть было не приобретя стойкую ассоциацию "Нового года" с тяжкой необходимостью каждый год в это время уезжать из дома) я бросила эту затею. (Исчезновение дорожных хлопот показалось мне благом, пусть у меня нет настроения и не хочется ничего праздновать, так хотя бы не надо никуда тащиться))).
В конечном итоге я, что называется, смирилась с тем, что "Новый год" меня больше не радует, и даже перестала не только удивляться, но и огорчаться отсутствию у меня какого-либо новогоднего настроения как до, так и во время праздников. И, вы знаете, дойдя таким образом до определенного "дна", моё отношение к "Новому году" неожиданно сменило "вектор своего движения", и я, открыв для себя истинные ценности этого праздника, можно сказать что снова его полюбила.

But time was going, I was growing up, my life and along with it my attitude towards the New Year's celebration were changing. As soon as I became a student "vacation" turned out to be the first point to disappear from my list of New Year delights. Because in our university end-of-term tests were always held during the last week of each year, and then end-of-term examinations started just from the beginning of January. (Yes, I know, there were some lucky students in whose institutes even end-of-term examinations ended before the 31st of December, but we weren't among them.) That is why during my student years all the celebrations used to end for me just in the mid-morning of the 1st of January, when I would get up and start exam preparations.
Mystery was the second to follow, because again during my years of high education a night when I didn't see how digits on my watch changed from 23:59 to 00:00 was a precious exception. And to go outside and shoot firecrackers, or start fireworks, or have some other fun etc wasn't prohibited during any time of day and night (and year). (How cool it was to gather flowers on a meadow at a midnight during white nights season, but it isn't a topic of the post.) Glitter, however, still remained, for it wasn't an easy task to decorate one's room and Christmas tree when all the decorations were left at home.
Graduation from the university (accompanied by the beginning of my independent life) returned me if not vacation but at least the ability not to stop New Year's celebrations short, just on the 1st of January. Btw, I was lucky enough not to get in my mind a hard bond between the coming of a New Year and the beginning of the end-of-term exams, but I knew a lot of people who still had such a bond long after their graduation.
However, that time knocked out the main of my reasons to love the "New Year" - glitter. If during my childhood there was too little of "glitter" in our lives, then from the beginning of the 2000ies its quantity has increased in times and has thus undermined its value. Christmas decorations began to appear on the market already at the end of October (when I and many other people were still in an autumn mood and wanted to prolong the mood as long as possible), and to buy nice new decorations one had not to postpone shopping. And how easily it became to wrap presents up! One could not only buy wrapping paper of a different colors and patterns together with ribbons and bows, but also ask shop assistants to wrap a purchase. All the fun I used to experience in my childhood when searching for wrapping materials (which were limited to scanty palette of coloured paper, coloured cardboard, four colors of coloured foil and one sort of the thick foil) disappeared completely. Being put under the Christmas Tree gifts wrapped by shop assistants didn't cause bygone feelings.
Thus with a "derogation" of these three "New Year"'s pillars this holiday suddenly lost for me all its charm and magic. However, not guessing about the real reasons of the loss, I wasn't able to understand why all the festive bustle stopped giving me the bygone pleasure, and tried to make amends by the hit-and-miss method. For some reason I thought that the problem was in where and with whom I celebrated New Year's coming and instead of spending the holiday with my family (as I used to) most part of the 2000ies I was knocking about the world testing new variants of celebration. I tried many things, I've seen the New Year in with a boisterous party of friends and in a small company of one person only, in others' home and in a restaurant, in another city and in another country. But alas, nothing of these has returned me the long forgotten pleasure of preparing and celebrating the New Year. I even used to have some crazy ideas like to see the New Year in "en route", somewhere in a train with fellow-travellers - complete strangers to me; or even to work during the New Year's night as a "Snow Maiden" or to volunteer in some other role (the latter I think I still may realize sometime). Having "knocked" in such a manner for some years (and having almost acquired a hard association between the New Year's coming and the necessity to leave home for the winter holidays) I gave this idea up. (I even considered the disappearance of travelling preparations as a good thing, I felt a relief that though being not in a mood to celebrate I hadn't to pack and drag my feet to some unknown place.)
Eventually I gave in and stopped not only wondering but also being upset about my lack of the festive mood during the New Year's preparations and celebrations. And, you know, having reached a kind of a bottom, my attitude towards the New Year suddenly changed its direction; and having "rediscovered" true values of the New Year I, so to say, fell in love with it again.


Итак, чем же на самом деле ценен Новый год? Если кратко, то список снова состоит из трех пунктов (пара из которых это модификации пунктов списка предыдущих) - универсальность, выходные (каникулы) и праздник не только для себя (блеск).
Главным достоинством "Нового года", на мой взгляд, является его универсальность. С ним можно поздравить каждого (ОК, поправка, каждого живущего по Западному календарю), независимо от того, является ли "Новый год" в его череде зимних праздников первым, последним или вообще единственным. Если нужен какой-то повод пообщаться с человеком, а его день рождения уже прошел (или мы вообще не знаем его дату), то Новый год - это универсальный повод. Причём поздравлять с Новым годом можно как до праздника (с наступающим), так и после (с наступившим). Нет, ну скажите, какой еще праздник имеет такой широкий диапазон дат, в которые можно с ним поздравить? А можно не только поздравить на словах, но и подарок подарить, или пригласить в гости (или куда-то выбраться вместе) пользуясь имеющимися выходными.
Так плавно мы подобрались ко второму пункту - к выходным дням. В разных странах по-разному, где-то до Нового года, где-то после, но всегда есть несколько выходных дней, присовокупив к которым пару дней отпуска можно получить прекрасные зимние каникулы. Лично я ценю их за то, что это единственный отпуск в году который я могу спокойно провести дома (ибо на все остальные отпуска обязательно планируются какие-нибудь поездки), коротая время встречами с друзьями, просмотром фильмов, чтением книг и разным остальным приятным пассивным отдыхом (а для кого-то наоборот, подобные каникулы — это возможность неожиданно переместиться из зимы в лето, или же из лета в зиму).
Ну и, наконец, последний пункт, который, кстати, я осознала совсем недавно, всего лишь три года назад, после переезда в Польшу. А состоит он в том, что новогодние праздники и украшения — это возможность порадовать красотой и блеском не только себя, но и окружающих: соседей по дому, по улице, жителей твоего квартала и просто проходящих мимо людей. И пришла мне эта мысль в голову, когда довелось зимой в канун наступления нового года несколько часов в темноте ехать по сельским дорогам и любоваться внешним украшением домов! Люди не только наряжали елки на своих участках и вешали гирлянды на дома, заборы и ворота, нет, многие ещё специально покупали и ставили различные световые фигуры из лампочек. Как же это здорово, подумалось мне! Ведь если елка, которую мы ставим у себя дома, радует (или не радует, если мы вдруг впали в депрессию) только нас и наших друзей, которые могут завернуть к нам на огонёк, то наружные украшения подарят свой свет и блеск гораздо большему количеству людей, и кто знает, вдруг у кого-то проходящего мимо вашего дома в депрессии в состоянии совершенно без новогоднего настроения именно ваши ёлочка, гирлянда или фигурка, это настроение создадут? Поэтому теперь и я сама в предновогодний канун не только гуляю по району, любуясь тем, как жители украшают свои балконы и участки, но и обязательно вешаю гирлянды на свой балкон.
Вот такие получились у меня три пункта за что, по моему мнению, стоит любить и ценить "Новый год". Возможно, они совпадают с вашими, а возможно, вам есть что добавить по этому поводу (тогда приглашаю в комментарии).

So what do these true values consist of? In short, the list has three points again (a couple of them are modifications of the ones of the previous list) - universality, vacation and a holiday not only for you (glitter).
The main merit of the New Year is IMHO its universality. You can say or send your greetings on the occasion of the New Year's coming to everyone (OK, to everyone using the Western calendar) regardless of whether the New Year is the first, the last or the only winter holiday this person celebrates. If you need a reason to get in touch with somebody and their birthdays have already passed (or you don't even know their dates) to wish them a Happy New is a very convenient reason. And you can wish it both before and after the New Year's coming. What another holiday has such a broad range of time when you can say the greetings? And not only say, but also give presents or invite for a party or even to a trip somewhere (because when there is a holiday there are also days off)))).
Thus we have gradually come to them second point of the list - vacation. In some countries before the New Year, in some - after but there always are some additional days off. And adding a couple of more to them you can get a wonderful winter vacation. I myself like it because they are the only vacation I usually stay at home (the during other ones we, as a rule, travel), spending time in passive rest - reading books, watching movies and meeting with friends. (And for someone such a vacation may be a great opportunity to go from "winter" to "summer", or vice versa.)
And finally - the third point which I have found out very recently, when we had moved to Poland three years ago. It's about that New Year's decorations can bring some glitter and joy not only to you and your friends, but to other people also - your neighbors, citizens of your town and just passers by who happen to go or drive near your house. All this dawned on me when we were driving in the Polish countryside in the New Year's Eve. It was such a pleasure to admire houses meticulously decorated with electric garlands! And not only houses, but trees, fences and gates also. Furthermore, some people installed special Christmas figures of deers, Santas, snowmen etc. It looked so great, marvelous, even magical! I was completely taken by the idea. Because if a New Year tree we set at home makes (or not, if we are not in the mood) happy only us and our guests, then outdoor decorations can give their light and glitter to much more people. Who knows, it may happen that a person in depression completely without the mood will pass your house and just your Christmas figure, tree or garland will put them in good spirits. That is why nowadays during winter holidays I myself not only walk and admire how others decorated their houses and balconies but as well put a garland to our balcony's handrails.
These were my three reasons to love and value the New Year. May be they coincide with yours, maybe you have something to add (in this case you are welcome to leave your comments))


В любом случае, желаю вам, чтобы Новый год и все предпраздничные хлопоты приносили вам радость! Приятной подготовки и весело отпраздновать! С наступающим Новым годом!
Anyway, I wish the New Year and all its preparations to bring you only joy! Pleasant preparations and merry celebrations! Happy New Year!